6 марта 2011 г.

«Круговорот». Рассказ


Олег Чувакин

Круговорот


1

Меня всегда считали человеком недалёким. Да что там — недалёким! Прямо скажу: ограниченным. Ещё прямее скажу: глупым. Кто считал, спросите вы? Слишком долго пришлось бы перечислять. Проще назвать тех, кто глупым меня не считал. Впрочем, кажется, я затрудняюсь назвать хотя бы одного из этого списка.
Список же тех, кто за спиною и открыто называл меня тупицей, идиотом, дураком набитым, тугодумом, а также, видимо, для синонимического разнообразия, ослом и бараном, по законному праву возглавляет моя жена. Точнее, бывшая жена, потому как на прошлой неделе я с ней развёлся. Точнее, она со мной развелась.
Развелись мы по её желанию и заявлению. В самом деле, может ли набитый дурак заявлять о чём-то и вообще желать чего-то — кроме того, чтобы и дальше оставаться дураком набитым? Может ли принадлежать болвану, балбесу и олуху царя небесного какая-нибудь инициатива? И ежу понятно (а тем более жене): нет, не может.


2

За шесть супружеских лет Лариса обнаружила все мои слабые стороны. Сильных сторон во мне она не нашла — думаю, потому, что их не было. Будь они у меня, моя жена не оставила бы их без внимания. Лариса — умная. Не то что я.
— Ты, Лёшка, — говорила она мне год спустя после свадьбы, — инженер-механик. Инженер-механик! Смешно произносить. Что-то из каменного века.
— В каменном веке не было инженеров.
Но она будто и не слышала. Зачем слушать дурачка? Из каменного века Лариса мгновенно перемещалась в современность:
— В нашем веке, когда все стремятся заработать, то есть стать менеджерами, экономистами… — Она запнулась.
— Юристами, — подсказал я. Иногда я умею подсказать правильно, и Лариса признаёт это.
— …юристами, — не смутившись, продолжила она, — ты остаёшься инженеришкой.
— Но не могут все быть юристами и экономистами.
— При чём здесь все? Я говорю о тебе.
— Ты сказала: когда все стремятся.
— Не придирайся к словам, дурачок!
Вот так мы и спорили. И мне бы слушать её, на ус наматывать (впрочем, усов я не ношу), а я пытался возражать.
И разве мы не должны были разойтись? Неминуемо — как написала бы сочинительница трогательного дамского романа. И Лариса, пусть она и не автор женских душещипательных историй, с самого начала знала о будущем разводе. Она, должно быть, планировала его. Я хоть и дурачок, но понимаю, что женщины живут будущим. Вы думаете, женщины живут мечтами, сидя у окошка или шевеля спицами, с которых свисает вязанье? Ничего подобного. Вы заблуждаетесь — точно так же, как много лет заблуждался и я. Женщины не мечтают, а планируют. Не фантазируют, а рассчитывают. Их романтика — особенная. Это удел мужчин — мечтать и воображать. Недаром подавляющее большинство писателей с мировыми именами (то есть наиболее выдающихся фантазёров и мечтателей) — мужчины. Кто, как не Писарев, выдал лозунг: «Надо мечтать!» А он ведь, как известно, был мужчиной. И пока мужчины на манер Писарева или Маркса мечтают о зыбком светлом будущем, женщины строят точные планы, надев очки и сверяясь с календарём. Будущее у них, женщин, — всегда близкое, отстоящее на три-четыре дня от настоящего. Если границы настоящего и будущего по вине мужа расходятся слишком далеко, жена начинает подыскивать себе другого мужа, с границей будущего, не отдаляющейся подобно линии горизонта.
Надеюсь, вы понимаете меня. Женщине не нужно светлое будущее. Романтически настроенное сердце её взыскует счастливого настоящего. В крайнем случае, будущего, которое станет настоящим на следующей неделе.