17 февраля 2013 г.

Новости с приправой. Выпуск первый. 15.02.2013

«Хорошими делами прославиться нельзя»

Угнетённые народы КНДР и ИРИ объединили усилия против империалистической угрозы на ядерном полигоне Пхунгери. Этому событию посвящена передовица «Правды». — Как сообщает пресс-служба ГРУ, разведчик Исаев, действующий в США с 1967 года под именем Ч. Хейгела, находится под угрозой разоблачения. — Сара Пэйлин, бывшая губернаторша Аляски, трудоустроилась на катарский телеканал «Аль-Джазира», передаёт ТАСС.

Дорогой входной билет

Иран купил его у КНДР на китайские деньги

Японское информационное агентство «Киодо», которое о Северной Корее знает больше, чем Ким Чен Ын, сообщило миру о том, что корейцы на полигоне Пхунгери 12 февраля в одиночестве не скучали. Пока на глубине в 1 километр подготавливалось и производилось то, что потом в прессе получило название «необычного сейсмического явления», местные военные оживлённо болтали с иранскими гостями. С иранскими — потому, что люди в Тегеране очень тянутся к науке, в особенности к ядерной физике, а оживлённо — оттого, что бюджет северокорейской родины пополнился на несколько десятков миллионов долларов. А то, что вместо оговорённых долларов иранцы привезли китайские юани, корейцев не расстроило: нынче юань надёжней доллара. Тем более персы всё сосчитали точно по курсу.

В общем, кино было дорогое. Настолько дорогое, что появились сомнения — нет, не насчёт того, какую ленту в клубе крутили, а насчёт того, кто поработал киномехаником.

Судите сами: Ким Чен Ын обещал (по достоверным южнокорейским слухам), что будет взорвано нечто мощное — не слабее американского «Малыша». А грохнуло тонн на 7 в тротиловом эквиваленте — вдвое меньше, чем надо бы. Экономный какой-то взрыв.

Идём далее. Откуда у товарища Ына деньги на дорогостоящие ядерные испытания и вообще на гонку вооружений? Другое дело — Ахмадинежад, один из ведущих стратегических умов на всём Ближнем и Среднем Востоке. Этот человек при помощи своих турецких и венесуэльских проектов, расчёты в которых идут на турецкие лиры, золото и боливары, сумел обойти американские санкции и вот-вот сделает ненужным доллар. (Именно потому, кстати, сенаторы-республиканцы «валят» Хейгела, кандидата на пост министра обороны: тот выступает за дипломатию в иранском вопросе. Ну, а Хейгел — не дурак. Пока Керри упорно ждёт звонка от Лаврова, Чак уже дождался звонка от Махмуда).

Следующий аргумент: до 2009 года, когда в Северной Корее смуглые невысокие люди по-братски пожали руки черноволосым восточным товарищам, говорящим на фарси, в Пхеньяне увлекались бомбами плутониевыми. После встречи с представителями Тегерана носители доктрины чучхе отчего-то стали обогащать уран.

Ещё одно доказательство: согласно очень надёжной неподтверждённой информации, Ким Чен Ын ранее объявлял о своём решении провести испытание 16 февраля — в день рожденья папы Ким Чен Ира. А «необычное сейсмическое явление» случилось 12 февраля.

Дедукция, равно как и индукция, привели нас от косвенного к прямому, т. е. к неоспоримому доказательству того, что подземный ядерный взрыв устроил не Ын, а Ахмадинежад. Мешки же с юанями были даны — ну, мы ведь не наивные октябрята, — не за просмотр реалити-шоу, а в качестве платы за амортизацию полигона и одурачивание мировой общественности. Японцы так ничего и не поняли, но мы-то с вами не японцы.

Сенат не вынесет двоих

Второй русский агент в Белый дом не пройдёт

Американские сенаторы не хотят, чтобы ветеран вьетнамской войны и известный пацифист Чак Хейгел сделался министром обороны. Хейгел — республиканец, но республиканцы разглядели в нём чужого. Засланного казачка, как нынче выражаются на бескрайних кириллических просторах Интернета.

Сенаторы нашли немало уязвимых мест у того, кто, согласно воле Обамы, должен сменить старенького Панетту, который, говорят, уже начал путать Афганистан с Пакистаном, а Пакистан с Ираном — это всё от того, что врагов у Вашингтона становится всё больше. В Пентагоне даже указки заказали специальные — с двенадцатью концами. Очень удобно генералам читать лекции, стоя у политической карты мира: «Наши враги — повсюду». На кнопочку на ручке нажимаешь — и концы указки расшепериваются, а у капитанов и майоров в зале волосы на головах от ужаса шевелятся.

Потому-то Барак Обама и решил сменить внешнеполитическую стратегию: вместо поиска врагов в мире решил озадачиться подбором друзей. Ну, или хотя бы «партнёров». Для этого ему и понадобился бывший сержант Хейгел — человек, дважды раненный во Вьетнаме, дважды награждённый «Пурпурным сердцем» и считающий, что на войне нет славы, а там одни страдания.

Сенатор-ястреб Маккейн, поживший во вьетнамской яме, человек, которому пришлось в этой самой яме вспомнить все фильмы, которые он смотрел начиная лет с пяти, чтобы не сойти с ума, человек, которого вьетконговцы не спешили излечить от дизентерии, припомнил Хейгелу, как тот осуждал кампанию Буша-младшего в Ираке, называя её ошибкой. Мы-то понимаем, что диагностированный психиатром Буш, считавший, что Ирак ему повелел захватить бог, ошибался довольно часто, но Маккейн так не считает. Зато Маккейн считает, что ошибается Обама.

Другие республиканцы, тоже ястребы, ополчились на товарища Хейгела за его «антисемитизм». Судите сами: попав в Сенат, Чак в 1997-2009 гг. посмел критиковать политику Израиля, отказался поддержать инициативы произраильских общественных организаций, успешно обрабатывающих родину передовой демократии, и даже назвал себя американским, а не израильским сенатором.

Эти же республиканцы припомнили ему выступления по поводу иранской ядерной проблемы, которую он собирался решать дипломатическим путём. Получился кольцевой сюжет, поскольку Хейгел вдобавок осуждал попытки иных политических лоббистов подтолкнуть США на пару с Израилем к войне с Ираном.

Прозвучал в зале шепоток — мол, работает ставленник президента не на Ахмадинежада, а на «Хезболлу». Шепотку ответили: «Нет, он связан с русскими. Товарышш Путын энд мистэр Хейгел зинд два сапога пара».

Вняв шепоткам, сенаторы-республиканцы потребовали от Хейгела составить подробный отчёт о гонорарах, полученных им за выступления в течение последних пяти лет. Законодателей, конечно, интересовали не суммы (Хейгел — миллионер, разбогатевший на сотовой связи ещё в девяностых), а источники гонораров: не имели ли к этому отношения «иностранные организации» и как часто дорогой кандидат оными вознаграждался.

От Хейгела распалившиеся сенаторы перешли к Обаме.

Вновь зазвучали обвинения в том, что демократ Барак — побрившийся прислужник мирового исламизма. Один сенатор припомнил, что вчера встречал президента в арафатке и с АК-47 в супермаркете близ Капитолия (зажав нос, Обама проходил мимо холодильной витрины со свининой), а второй решительно потребовал, чтобы президент отчитался перед сенатом в том, что он делал днём 11-го сентября 2012 года. Говорят, его видели в числе нападавших на консульство в Бенгази.

Вот так от невинного Хейгела, когда-то давно написавшего книжку о кругах на воде, то есть о том, что Израиль — причина всех войн на Ближнем Востоке, дело перешло к президенту США. В результате запахло чуть ли не импичментом.

Известен советский анекдот про Штирлица, проснувшегося в тюремной камере. Голова ужасно болит, ничего вспомнить не удаётся, и разведчик думает: «Где я?.. Зайдут наши — скажу, что я советский разведчик. Зайдут немцы, скажу: я — Отто фон Штирлиц». Тут заходит милиционер и говорит: «Ну и нажрались вы вчера, товарищ Тихонов!»

Вот и Обаме очнуться бы где-нибудь: в Ливии, Египте или в России. Нет, не в Ливии, конечно. Все эти чёрные или зелёные знамёна и арабские лозунги «Обама — лучший друг ислама» — они для вида. Никто не должен догадаться, что и Барак, и Чак получают «гонорары» от одной и той же «иностранной организации» — Кремля.

Впрочем, все уже и так догадались. Журнал «Тайм» на обложку то Обаму поместит, то Путина, то снова Обаму. Но США — государство демократическое. Тут, прежде чем дать человеку лет сто двадцать семь тюрьмы, его преступные деяния принято доказывать.

Сенаторы понимают: Обама виновен, но поймать его с поличным не могут. Чувствует Маккейн: в одной упряжке с Бараком и Чак, но ведь партбилета «Единой России» у него просто так не потребуешь.

И вот так всё и крутится: Обама, ломая сопротивление «ястребов», трудоустраивает одного за другим в Белый дом своих людей и устраняет тех, кто пытался проводить антироссийскую политику. Уходит на пенсию Леон Панетта, ушла в отставку Хиллари Клинтон. Даже наёмный спичрайтер Джон Фавро, умевший сочинять президенту лишь пафосные воинственные речи, — и тот сослан в Голливуд.

А вы говорите — тайный исламист и черносотенец!

Что касается Нобелевской премии мира 2009 года, то насчёт Обамы в Швеции, согласно слухам средней надёжности, договорился М. С. Горбачёв. Ну, а доверчивому Горбачёву это дело поручил стратегический гений России — товарищ Путин. Ведь никто не подумает на лауреата Нобелевки, будто он работает против Запада…

Про Сару Пэйлин и чувство юмора

«От Аляски до Ближнего Востока рукой подать»

В «Вашингтон Пост» подали информационную бомбу: сообщили, что Сара Пэйлин, известный член Республиканской партии и бывшая губернаторша Аляски, расторгла контракт с «Fox News», решив продолжить журналировать на катарском телеканале «Al Jazeera». Малолиберальная Сара, пишет «Вашингтон Пост», запала на «аудиторию глубоко религиозных людей», которую названный телеканал готов ей гарантировать круглые сутки:

«Как вам известно, я не большой фанат всех этих газет, журналистов и вообще либеральных СМИ. Но я переговорила с ребятами с «Al-JaJizzraa» и они обещали мне огромную аудиторию глубоко религиозных людей, которые не смотрят CBS и CNN…»

Этот «Аль-ДжаДжиззраа» — плод фантазии электронной сатирической газеты «The Daily Currant», промышляющей выдуманными новостями вперемешку с настоящими, у которой, не мудрствуя лукаво, перехватила «информацию» влиятельнейшая и одряхлевшая «Вашингтон Пост». В «The Daily Currant» любят пошутить: к примеру, написать про то, как «Владимир Путин убил медведя гризли голыми руками».

Что касается Сары, то журналистская тема далее повернула на туристический сюжет:

«От Аляски до Ближнего Востока рукой подать. Не понимаю, почему к нам не приезжают отдыхать арабы. Может быть, у нас нет верблюдов и пустынь, но у нас есть нефть и северные олени — а это, можно сказать, христианская версия верблюдов».

Теперь Сара Пэйлин приглашает осрамившегося корреспондента «Вашингтон Пост» на Аляску, в Василлу. Там, говорят, в одном кафе пирожки подаёт Элвис.