20 декабря 2015 г.

Новогоднее чтение


Имена, должности, законные акты
не вымышлены, а предсказаны.
Всё описанное произойдёт
в ближайшем будущем


1

— Читай вслух, Тата, — сказал Василий Родионович. — Чему быть, того не миновать. И прошу: не делай такое страшное лицо. Не порть свою красоту.

— Я воды глотну, — отозвалась Тата и ушла от дедова компьютера на кухню.

Василий Родионович на диване не шелохнулся. Над его седой головой тикали старые, ещё советские, настенные часы. Тикали, напоминая о ходе времени, о том самом времени, которого, как утверждают физики, не существует. Наверное, в понимании физиков и праздники вроде Нового года — чистая нелепость.

У вернувшейся Татьяны на щеке блеснула мокрая дорожка. У письменного стола Тата подтянула джинсики, одёрнула кофточку и не села, а упала на креслице на колёсиках. Креслице аж вздохнуло. Двадцать шесть лет девочке, а до сих пор принимает жизнь как четырнадцатилетняя. Живая, остро чувствующая натура. Василий Родионович, которому недавно стукнуло семьдесят, глядел на её узкую спину в зелёной вязаной кофточке, на тёмно-русые волосы, собранные в хвостик. Если Дед Мороз традиционно блондин, то Снегурочке для контраста следует быть брюнеткой.

— «Прощай, сказка!» — прочитала Тата.

<...>

Читать рассказ Олега Чувакина «Дед Мороз 2017 года».