22 июня 2013 г.

«Когда вы не делаете того, что вам говорят делать…»

Андрей Колесников, «Коммерсантъ», 21.06.2013:

«…После этого у президента России неожиданно состоялся принципиальный разговор о свободе распространения информации в Интернете с Виктором Вексельбергом, сопредседателем одной из групп по подготовке «бизнес-двадцатки» в Петербурге в сентябре этого года.

Причём вопрос на эту тему задал залу тоже Владимир Путин.

— Вам, наверное, интересно по этому поводу послушать иностранных коллег? — мягко переспросил Виктор Вексельберг, поглядев на председательствующего Александра Шохина, который и предложил Виктору Вексельбергу выговориться на эту тему.

— Ну, — перебил его господин Путин, — мне и ваше мнение интересно! Вы начните, они продолжат!

Виктору Вексельбергу пришлось начать. И то, что он сказал, оказалось достойным настоящего уважения.

— Открытость и общий доступ к информационным системам — это залог стабильности экономической и глобальной систем, — произнёс Виктор Вексельберг. — С этим надо обращаться аккуратно.

— Но это же не полный ответ! — Владимир Путин был, судя по всему, предсказуемо взволнован. — А правообладатели?! А если в Интернете публикуются инструкции по самоубийству или по изготовлению оружия массового поражения?! А если крадут права на художественные и анимационные фильмы?!. Это же лишает других людей законного заработка!

Виктор Вексельберг мог просто согласиться. Никто бы его не осудил за это.

Но он сказал:

— Существует большая разница между регулированием прав собственности в Интернете и жизнедеятельностью гражданского общества.

— Виктор! — перебил его Владимир Путин. — Эдисон изобрёл электричество, и его родственники до сих пор получают за это деньги!.. Вы согласны?..

С этим Виктор Вексельберг не спорил».

Про «изобрёл электричество» в Интернете уже достаточно высказались. В конце концов, Обама считал, что в США — 57 штатов, Буш-младший не мог показать на карте мира Ирак, Дэвид Кэмерон не знал, кто написал «Правь, Британия, морями!» и как переводится на английский «magna carta» («великая хартия»), а Ангела Меркель не смогла перед школьниками показать на контурной карте Берлин, ткнув вместо того указкой в Россию. И смех и грех, конечно, но ляпы совершенно обыкновенные. И нет разницы, какой там Гарвард или Оксфорд заканчивал говорящий.

Меня здесь интересует не электрическая тема, а государственная.

Задача государства — не консолидировать, а разобщать. Разделять и властвовать. Откуда же взяться при государстве обществу? Его нет, есть лишь пасомое стадо, которому, когда нужно, указывают сверху его врагов — внешних и «унутренних» (© Куприн). Интернет — лишь ещё одна площадка для применения принципа разделения. Вообще не надо забывать, что Arpanet — детище Пентагона.

На днях сущность государства подтвердил ещё один правитель — турецкий премьер, которого на Западе часто сравнивают с Путиным.

Реджеп Тайип Эрдоган отверг выдвигаемые против полицейских обвинения в чрезмерном применении силы. «Я выслушал представителей протестующих. Все они говорили, что полиция применяла силу. Когда я спросил, какую, они ответили, что полицейские применяли перечный газ. Это их неотъемлемое право, и они будут и впредь применять его», — цитирует его слова «Интерфакс» со ссылкой на «Hurriyet».

«Когда вы не делаете того, что вам говорят делать, полиция будет использовать данные ей полномочия», — объяснил г-н Эрдоган.

Вот оно. «Когда вы не делаете того, что вам говорят делать…» — это характерное и ключевое.

А теперь давайте вспомним, что писали о государстве классики:

«Клянусь, тот, кто хочет сделать государство школой морали, не ведает, какой он совершает грех. Государство всегда оттого и становилось адом, что человек хотел сделать его для себя раем». Гёльдерлин, Гиперион.

«Ведь ещё можно было бы как-нибудь оправдывать подчинение целого народа нескольким людям, если бы эти властвующие люди, уже не говорю, были самые хорошие люди, а хоть только не худшие люди; если бы хоть изредка властвовали не лучшие, но порядочные люди; но ведь этого нет, никогда не было и не может быть. Властвуют всегда наиболее дурные, ничтожные, жестокие, безнравственные и, главное, лживые люди. И то, что это так, не есть случайность, а общее правило, необходимое условие власти». Толстой, Единое на потребу.

«Мальчишка крадёт на два пенса плодов, — его ждёт тю­ремное заключение; тысячи фунтов стерлингов перехо­дят из государственных касс в карман частного лица — за это оно не несёт никакого наказания. Но ведь это анома­лия? В том-то и дело, что нет! Это — узаконенная форма для массы судебных решений. Теоретически государст­во — защитник прав своих подданных; на практике же оно постоянно действует как нападающая сторона». Спенсер, Политический фетишизм.

«Как странно, что правители всегда хотят того, чего не хочет народ». Стриндберг, Красная комната.

«Я не считаю истинными правителями диктаторов, королей, президентов с их армиями и парламентами, богатых беззастенчивых циников. За семь столетий их владычества пользы от них было куда меньше, чем вреда. Настоящие правители — это те, кто мыслил для нас, открывал для нас, изобретал для нас; находил для нас новые пути к познанию. Тупой римский легионер убил Архимеда, но мы до сих пор пользуемся принципами, зародившимися в мозгу учёного». Олдингтон, Сущий рай.